Лечение наркозависимости в Москве

В Москве и Московской области сейчас есть множество центров для реабилитации наркоманов. Каждая клиника предлагает свои услуги, которые кажутся самыми лучшими. Нередко коммерческая реклама обещает полное выздоровление и огромный комплекс услуг, и кажется, что проблема решена, туда и надо ехать!

Выбор реабилитационного центра поэтому нередко определяется тем, какой сайт семья открыла первым, и какое психологическое воздействие оказала реклама этого центра. Многие центры предлагают приехать и забрать наркомана, что кажется избавлением для семьи, намучившейся с его употреблением.

Центр "Зебра" никогда не борется с другими центрами, не конкурирует с ними. Профессиональная этика требует уважительного отношения к коллегам, и в каждом центре кто-то выздоравливает. Мы уверены, что наша реклама и ценность -- в том, как мы работаем и как о нас говорят наши пациенты. Но все же есть рассуждение, которое поможет семьям разобраться.

Давайте поэтому рассмотрим основные критерии, на которые стоит опираться при выборе реабилитационного центра.

1. Реабилитационный центр должен иметь открытые двери. Кажется странным: такого труда стоит отправить наркомана лечиться, а вдруг убежит? Опять все сначала? Но сами подумайте:

  • В закрытом центре человека удерживают силой. Даже если обещают поговорить, а потом открыть двери -- двери закрыты, и от воли администрации зависит, открыть их или нет. И получается, что администрация финансово заинтересована в том, чтобы пациент остался, и против этого -- слабый голос самого пациента. Нечасто эти двери открываются.
  • Из закрытого центра информация не выходит. Пациент не может "проголосовать ногами", и с родственниками ему не дают разговаривать наедине ни лично, ни по телефону. Поэтому то, что там происходит, становится известным только когда пациента выпустят. А выпускают его через много месяцев, нередко сломав, и сломав очень жестоко. В закрытых центрах нередки безобразия, связанные с тем, что сотрудники там имеют большой опыт зависимости и тюремную этику и очень малый -- обучения профессии. Нам в "Зебре" приходится реабилитировать пациентов после таких "реабилитационных центров", и мы знаем, о чем говорим.
  • В закрытом центре часто бывают отношения начальника -- и заключенного, и не терапевта -- и пациента. Поэтому даже длительный срок реабилитации не становится терапией, выйдет наркоман "на волю" -- и все сначала. Не только деньги потеряны -- образовалось негативное отношение к реабилитации вообще, как его теперь лечить?
  • Наконец, слава Богу, в нашей стране это противозаконно. Поэтому время от времени рейды полиции закрывают такие центры, но они тут же открываются в другом месте под другим именем, потому что это легкий способ зарабатывать деньги тем, кто ничего не умеет в жизни, кроме употребления наркотиков.

Не каждый закрытый центр таков. Везде работают хорошие люди, и часто не благодаря, а ВОПРЕКИ правилам центра им удается помочь пациентам, и они выздоравливают. Но это именно вопреки, а мы же о критериях?

Итак, центр должен быть открытым. Поэтому и НЕ ГОДИТСЯ звать к себе мотиваторов, которые УВОЗЯТ пациентов против их воли. Что только они ни делают: опаивают, делают инъекции нейролептиков, просто скручивают... Еще это подло называется ИНТЕРВЕНЦИЕЙ, притом, что интервенция - это отличный способ помочь наркоману захотеть выздоравливать. Или просто приходят втроем, и «мотивация» сводится (при любых вежливых словах) к одному: «сам пойдешь или понесем?» Даже если это не сказано, суть понятна, и разве это является СОБСТВЕННЫМ согласием вашего близкого на лечение?

2. В реабилитационном центре должнен быть эффективный метод, и именно на него должно уходить больше всего времени и внимания пациентов. Сегодня эффективными считаются три основных метода: Программа 12 шагов,  Терапевтическое сообщество и Церковная реабилитация. Все остальное: спорт, лекарственная терапия, йога и все прочее может быть или не быть, в зависимости от предпочтений руководителей центра. Но само по себе это эффективными методами не является. 

Если это Программа 12 шагов, то в течение трех-максимум шести месяцев в центре должны быть проработаны первые три-четыре шага Программы. Это легко понять, прочитав формулы шагов. Только третий и четвертый шаг дают возможность жить трезво, и дальнейшая работа по шагам упрочняет и улучшает трезвую жизнь. Даже с первым и вторым шагом пациента выписывать нельзя, он беззащитен перед зависимостью. Если центр работает по Шагам слишком медленно, это вызывает вопросы: почему срок реабилитации продляется так надолго? 

Если это Терапевтическое сообщество, то оно строится по очень жесткой схеме и правилам. Там не обязательны шаги, но среда должна быть такой терапевтичной и поддерживающей, групповая терапия должна быть такой эффективной, чтобы за полгода, или чуть больше, человек научился жить трезво и эффективно. Если это открытый центр, то вы можете познакомиться с их работой лично. 

Если это Церковная реабилитация, то она всегда строится вокруг храма и церковной жизни, таинств Церкви. Может быть, не обязательно, чтобы вновь приехавший воспитанник был глубоко церковным человеком, но он точно должен понимать, что основой реабилитации в этом центре является церковная жизнь. Дальше -- обратите внимание, важно! -- нужно, чтобы воспитанник не решил, что ФОРМАЛЬНОЕ следование правилам центра, в том числе причастие и исповедь, и есть реабилитация. Ему нужно научиться сердечно верить в Бога, а для этого ему еще надо научиться верить людям и вообще вести себя по-человечески. Как говорят, прежде обожения требуется очеловечение. И это очень непростой процесс. Обычная ошибка в том, что и сам зависимый, и его близкие считают, что следование церковным правилам, то есть внешнее благочестие, определяет внутреннее благополучное состояние. Это, конечно, неправильно. Если центр устроен так, что критерием выздоровления считается частая исповедь и причастие, и все -- центр рискует оказаться таким. Это очень опасно. Понимаете, воспитанник может закрыть для себя подлинный путь к Богу и таинства как действие Бога в его жизни, решив, "благодаря" такому центру, что он уже все сделал... Вы понимаете, что он потеряет.

3. В реабилитационном центре должна быть профессиональная команда.  Как правило, это консультанты, психологи и, может быть, социальные работники и врач.

Консультанты -- это люди, имеющие собственный опыт химической зависимости и выздоровления от нее, причем выздоровление не менее 2 лет, и прошедшие специальное ОБУЧЕНИЕ, вне центра, в котором они сами выздоравливали. Обучение предполагает минимум по психологии, навыки ведения групп, индивидуального консультирования, детальные знания о природе зависимости, этику профессии и многое другое. Так же как недостаточно закончить школу, чтобы в ней преподавать, так и недостаточно очень хорошо выздоравливать в центре, чтобы в нем работать консультантом. К сожалению, сейчас очень многие центры принимают на работу своих выпускников без обучения. О качестве их работы можно только сожалеть. 

Психолог должен иметь высшее психологическое образование и специализацию в области химической зависимости. Психолог в центре необходим, он руководит работой консультантов, хотя у них разные функции. Только их совместная работа обеспечивает эффективность реабилитации. 

Социальные работники и врач в центре реабилитации могут быть очень важны, но все же они не обязательны. При их отсутствии центр должен иметь хорошие контакты с психиатром и терапевтами, а также социальными службами, к которым в случае необходимости можно направить пациента на консультацию.

4. Срок реабилитации. Классический срок реабилитации в базовом курсе был 28 дней! Представьте себе, за этот срок успевали проработать три шага для того, чтобы выпустить пациента выздоравливающим. Правда, в них не входила детоксикация. Потом, когда появилось много молодых наркоманов, этот срок увеличили до полутора месяцев, отчасти потому что наркоманы медленнее восстанавливались после детокса, отчасти потому что они требовали не только реабилитации, но и воспитания. Потом сроки увеличивались вновь, и сейчас есть центры, которые сохранили срок 28 - 45 дней, есть трехмесячные (такова наша "Зебра"), во многих центрах срок увеличивали до 6 и более месяцев.

И тут обнаружилось, что кроме понятного недостатка длительного срока реабилитации в виде увеличения затрат на курс, возникает еще один серьезный минус. За длительное время пребывания в центре пациент привыкает к этой искусственной среде настолько, что с трудом адаптируется  потом к социуму. Получается, что он может благополучно жить только в центре, а когда выходит в мир, просто продолжает употреблять снова, ничего не меняя в своей жизни. Затем он снова попадает в центр, живет там долго трезво, и выходит в мир для того, чтобы снова употреблять... Он не ставит себе цель выздоровления, просто он живет в двух параллельных мирах, кочуя из центра в центр. Мы называем их профессиональными пациентами. С ними очень трудно работать: они "все знают", но ничего не меняют в своей жизни. Поэтому стоит задача не столько "выдержать" пациента в центре, чтобы он "отвык употреблять" (мы надеемся, что вы уже понимаете: отвыкнуть от болезни нельзя!), сколько вырастить в "парнике" реабилитационного центра росток выздоровления, а потом "пересадить" его в большую сложную жизнь в миру, чтобы он рос и развивался дальше. Кроме того, длительное пребывание в центре так привязывает пациента к нему, что он норовит остаться там уже в роли сотрудника, лишь бы не выходить в большую жизнь. Это, конечно, большая ошибка, и выздоровлением не является. Родственники часто радуются этому, и напрасно: человек не выздоравливает, но продолжает жить болезненно, и трезвость его под угрозой. 

Сегодня эксперты считают, что срок пребывания в центре должен быть не более 6 месяцев, за исключением особых случаев: в некоторых случаях двойного диагноза (то есть зависимость плюс психиатрический диагноз) срок пребывания в центре можно несколько продлить. 

5. Большим плюсом реабилитационного центра является наличие поддерживающей программы до года и более трезвости. После окончания базового курса она смягчает переход пациента в социум, помогает ему решать множество проблем, возникающих при этом. Обратите внимание, мы говорим здесь о профессиональной программе, а не о посещении собраний Анонимных Сообществ, которые, конечно же, надо посещать, но сейчас речь не о них. Поддерживающая программа более взрослая, у нее совсем другие цели, чем у базового курса. Хорошо бы она была бесплатна или очень дешевая, чтобы семья и пациент, часто много средств потративших на базовый курс, могли позволить себе долго посещать ее. Во время поддерживающей программы уже не только можно, но НУЖНО РАБОТАТЬ или учиться.

6. Программа для родственников. Отправив своего зависимого близкого в реабилитационный центр, часто семья вздыхает спокойно: теперь он в безопасности и выздоравливает -- можно отдохнуть... Но это большая ошибка. Во-первых, есть явление созависимости, посмотрите у нас на сайте об этом. Семья не может быть здоровой, если годами в ней жил действующий алкоголик или наркоман. Во-вторых, семья рассталась с ним -- действующим. И сохранила отношение к нему таким, как бы она вслух не говорила обратное. Когда выздоравливающий наркоман или алкоголик вернется домой, он встретится с этим отношением. Он будет очнь неустойчив, поэтому семья может легко спровоцировать его к возврату к прежнему положению -- чего семья никак не хочет, конечно. Близкий в выздоровлении уходит вперед -- а семья остается где была, и вот они зовут его назад... Легко ли будет ему идти дальше в своем выздоровлении? Как минимум, замедлит движение -- а это уже опасность срыва. Велосипед выздоровления только тогда вертикален, когда крутят педали. А если окликают сзади... Поэтому семье за время реабилитации тоже надо двигаться вперед, но по-своему... Разве хватит книг? одной-двух семейных сессий или консультаций? Ал-Анон или Нар-Анон, как группы самопомощи родственников, -- отличная поддержка, но ведь вы отправили своего близкого в профессиональный центр? Может быть, и вам нужна систематическая профессиональная помощь? Мы в "Зебре" работаем со всеми родственниками зависимых, которые к нам обращаются, и только тихо удивляемся тому, что другие центры отправляют к нам своих "родственников" за выздоровлением.

7. Стоимость программы. Бесплатных программ не бывает. Реабилитационный центр, особенно стационарный -- очень затратный процесс: аренда помещения, питание, зарплата сотрудников, налоги... Это нужно оплачивать. Есть только четыре способа покрыть эти расходы: семья пациента, государство, благотворители или Церковь. Других путей нет. Наркоманы и алкоголики сами на себя зарабатывать и при этом заниматься реабилитацией -- не могут. Или "реабилитация" сводится к работе в полях или на стройках, и мы здесь не об этом. 

Если затраты покрывает семья наркомана, это немалые деньги. Большинство центров так и устроены. При этом есть некоммерческие центры, в которых прибыль не перераспределяется между руководителями, а либо отсутствует, либо направляется на нужды центра -- и коммерческие, где прибыль идет в пользу хозяев. Название вам ничего не скажет, скорее это можно  почувствовать по отношению к деньгам в центре, каким он на самом деле является. В хороших центрах есть несколько льготных или даже бесплатных мест, предназначенных для особо нуждающихся. Это входит в этический кодекс нашей профессии.

Если курс оплачивает государство, обычно оно хочет знать фамилию пациента, что естественно. Это значит, будет учет. Правда, из гуманных соображений в первый раз могут не поставить. Но  государство должно учитывать наркоманов и алкоголиков, поэтому второй раз, скорее всего, поставят. Этого не надо сильно бояться. Конечно, учета лучше избежать, памятуя особенности нашей страны в отношении сбора информации о гражданах. Но практика сегодня такова: если человека все же поставили на учет,  это означает, что он имеет право (но не обязан) появляться раз в месяц в наркодиспансере и сдавать анализы, и ему ставят отметку в карточку. Три года хороших анализов -- и человека снимают с учета, он может водить машину, иметь оружие и пр. Большинство профессий становятся для него открыты (вероятно, не все -- учитывая доступ спецслужб), но необходимость быть трезвым, чтобы сняться с учета, становится дополнительной мотивацией к выздоровлению. Может быть, сейчас это важнее для наркомана, чем пойти в дипломаты. Страх перед учетом -- обычно это все-таки больше попытка наркомана избежать лечения, чем реальная опасность для его будущей карьеры. 

Несколько лет назад в Москве, а в других регионах и сегодня, существовала система сертификатов, которые государство выдавало наркоманам, прошедшим медицинское лечение в государственных больницах и прописанных в данном регионе, чтобы они прошли в реабилитацию в некоммерческих негосударственных центрах. Для этого центры проходили специальную проверку, и только включенным в список разрешено было принимать сертификаты. Государство оплачивало курс по этим сертификатам в размере примерно 50% реальной стоимости лечения. Центр "Зебра" входил в такой список в Москве, но, повторим, несколько лет уже эта форма в Москве не работает. Это называлось "эксперимент", и он закончился.

Если курс оплачивает благотворитель -- это самая редкая и трудная форма. Благотворительный фонд аккумулирует средства и направляет их на частичное или полное погашение стоимости курса реабилитации. Благотворители, как правило, анонимные граждане, реже организации, в силу жизненных обстоятельств понимающие, что для реабилитации наркоманов и алкоголиков нужны средства. Вы догадываетесь, сколько труда стоит найти таких благотворителей. Как правило, средства жертвуют только добросовестным, хорошо зарекомендовавшим себя, давно работающим в этом поле фондам.

Если курс оплачивает Церковь, надо понимать, что она будет заниматься проповедью в своем центре. Православные центры всегда при храме, в них налажена церковная жизнь. В центрах пятидесятников будет их проповедь и практика молитвы, а также религиозно обусловленное особое отношение к выздоровлению как исцелению навсегда силой Духа. Редко можно встретить настоящее социальное служение какой-либо церкви, в котором помогают человеку, не навязывая ему свою веру. 

Очень страшно попасть в тоталитарную секту. Таков, например, Нарканон, или Дианетика, или Церковь сайентологии (это все одно и то же). Их цель одна: собрать максимум информации о вас, чтобы затем использовать для вымогания у вас денег. Они все время лгут, и им не стыдно, таковы их правила. О реабилитации там речь не идет. Из тоталитарной секты трудно выйти. 

Выбирая реабилитационный центр, надо четко понимать, как в нем устроена оплата. В большинстве центров, если вы прервете курс, остаток денег не возвращают (что абсолютно противозаконно), и курс стоит дорого. Поэтому стоит дважды подумать, взвесить свои возможности и просчитать всю стоимость курса, а не только месяца. Нужно еще учесть обстоятельство, что часто пациенту нужно получить НЕСКОЛЬКО РАЗ курс реабилитации, что связано не только с качеством центра, но и с готовностью пациента принять то, что ему дают. Поэтому не стоит рассчитывать на то, что один VIP-центр точно решит все проблемы. Если центр дает гарантию, то есть в случае срыва он готов бесплатно снова принять своего пациента, не обольщайтесь: гарантия обычно составляет очень короткий срок, а потом снова надо платить... поэтому подумайте хорошо.

Наши амбулаторный и стационарный центры "Зебра" имеют открытые двери, и в стационар можно даже приехать на "экскурсию", поговорить с сотрудниками и пациентами; в амбулаторный центр и так все приходят. Мы так работаем уже более 20 лет! Мы работаем по Программе 12 шагов (Миннесотская, т.е. обучающая модель), у нас в команде работают профессиональные консультанты и психологи. Мы работаем в контакте с клиникой, где можно пройти детоксикацию, и с консультирующим психиатром, -- профессором, доктором наук -- где можно получить необходимую помощь. Базовый курс у нас составляет 3 месяца, после чего предусмотрена бесплатная поддерживающая программа до года и более трезвости. У нас налажена большая работа с родственниками зависимых лиц: консультации, лекции, тренинги, группа по Программе 12 шагов. "Зебра" -- некоммерческая благотворительная организация, все ее затраты оплачиваются из благотворительных взносов частных лиц и организаций и только из России.  Как видите, мы сами следуем тому, что считаем правильным.