Детские роли в созависимой семье

Материал 4.

Цена «сейчас не до тебя». Дети: «герой», «козел отпущения», «потерянный ребенок», «клоун».

 

Однажды мне посчастливилось учиться у Джерри Моу – детского психолога, работающего с семьями алкоголиков и наркоманов. Он показал нам живую скульптуру семьи алкоголика, которую я просто и воспроизведу вам с некоторыми комментариями.

Главный персонаж семьи – отец. Он алкоголик. Он не выбирал быть алкоголиком, заболел, - так уж получилось. («Отец» встает на подиум: он станет фокусом нашего внимания. Действительно, если попросить ребенка из зависимой семьи нарисовать этого зависимого, он нередко получается выше остальных: он важнее!)

Джерри: « Я просто хочу, чтобы с ним было все в порядке. И если это не так, у меня просто все разваливается внутри! Больше всего я беспокоюсь о нем, и о том, что я делаю с ним. Я должен говорить? Или молчать? Я просто не знаю, что делать! Иногда мне кажется: я наелся досыта. Хватит, я возьму все в свои руки и справлюсь!» (тащит с подиума алкоголика, а тот даже не двигается с места, смотрит в точку на задней стене и не реагирует на все усилия. Джерри падает в изнеможении.).

- «Мне трудно! Когда я пытаюсь вступить с ним в контакт, у меня ничего не выходит! Мы так боремся долго. Устает наконец и он, когда я говорю, или заставляю его что-то делать.

Отец говорит: «Я пью из-за тебя!» Это наваждение, безумие какое-то. Алкоголик – это человек, который идет по жизни с ножом в спине. И он - последний, кто узнает об этом. Иногда члены семьи говорят: «У тебя нож в спине!» - «Какой нож?» - удивляется алкоголик, « Это же весело, пить здорово! Ну и что, что это создает проблемы!» или «Ох, какие у меня беды кругом, а ты опять все про свое, пью-пью…» Нож приносит такую боль, что алкоголик начинает ходить, чтобы не чувствовать боль (поза расслабленная, на нетвердых ногах перемещается по подиуму), а потом удивляется: «Почему мне так плохо?»

Итак, алкоголику нужно, чтобы кто-то, во-первых, вытащил нож из его спины, и, во- вторых, помог ране затянуться.

Второй персонаж – мама. Она стоит внизу, и пытается достать отца, который на подиуме, ничего не получается. Ей страшно, она все время беспокоится. Она хочет две простые вещи: чтобы он был здоров, и чтобы она с ним была счастлива. Разве это много?! Разве это странно? Но у нее это никак не получается. И тогда она делает то, что может: защищает его («мама» стоит, растопырив руки, как крылья, прикрывает его ), заботится о детях (что-то объясняет им, оправдывает отца), сглаживает последствия его пьянства (звонит ему на работу, чтобы оправдать его прогул и пр.).

Джерри: «Смотрите, что это с папой? Он учится! Он научился уже тому, что он во всем может положиться на маму» («отец» прилег маме на спину, поза крайне неудобная, но все терпят). Кто растягивает остаток денег на месяц, когда папа пропил зарплату? Кто стирает его грязные штаны после лужи? «Мама», что вы чувствуете?»

Мама: «Мне очень тяжело, но я все равно буду это нести. Я буду тем, кто сохранит семью».

Джерри: «Смотрите. Мама начинает платить за свой выбор. Кто испытывает боль – оба. А у кого больше негативных последствий? – у мамы. Какие шансы у алкоголика измениться к лучшему? – никаких. А вы сами пойдете к стоматологу сверлить зуб, если он не болит, и вы не чувствуете, что с зубом что-то не так?! Как вы опишете этот брак? Это два равных взрослых человека, которые делятся надеждами, мечтами, борются вместе, поддерживают друг друга? Нет. Скорее это родитель и ребенок. Родитель пытается заставить ребенка вести себя как надо».

И вот в семье появились дети. Детей надо любить. Это кажется само собой понятно, но не в зависимой семье. Там любить некогда, потому что есть один главный герой: алкоголик. Он занимает так много внимания, это такая «черная дыра», в которую проваливаются деньги, время, вообще все ресурсы семьи – и любовь тоже. Поэтому на остальных членов семьи не хватает, они «на голодном пайке». «Сейчас не до тебя». Детям совершенно необходима любовь, внимание, им нужно, чтобы их заметили, и для этого они тоже начинают играть роли, натягивая на себя маски – точно как взрослые.

Первый способ сделать так, чтобы тебя заметили – быть полезным. Такой ребенок – нередко старший, но не обязательно, - становится незаменимым маминым помощником. Он и за малышами приглядит, и картошку почистит, и маму утешит не по-детски мудро, и учится хорошо... Все-то у него получается, все может, мамин помощник – «ты мой молодец!». Вот, заработал. Этот ребенок – герой зарабатывает любовь, вместо того, чтобы получить ее даром от родителей. Ему непременно надо быть хорошим, чтобы его заметили. Он – должен. Должен успеть, догадаться, стараться, должен не болеть, наконец. И он со всем справляется, потому что только так он получает мамино внимание, участие в маминой жизни и на этом строит свою самооценку. Потому что дети строят самооценку в общении с родителями, а тут единственный способ заметить самого себя – если есть достижения. Беззаботное детство его закончилось, он – «мужичок с ноготок», маленький взрослый, не выросший в детстве, а просто ставший взрослым по необходимости. К сожалению, это ему дорого стоит в будущем. Он не умеет любить «просто так», как любят в детстве – ему нужны достижения и от других людей он будет требовать достижений и заслуг. Труд станет для него синонимом добра, и он легко станет трудоголиком,

затыкающим работой все свои жизненные недостаточности. Ему будет трудно прощать и принимать недостатки других людей, и он искренне будет верить в безграничные возможности себя самого... если как следует постараешься. Этот герой не умеет только одно – говорить «нет». Единственный человек, которому он говорит «нет» - это себе самому. Его хвалят извне, но внутри себя он все время недоволен: ему всегда мало. Внутри всегда гонка достижений, и кажется, что сейчас, вот сейчас я сделаю наконец что-то – и люди будут меня любить, скажут, что я молодец, что я особенный человек! Но этого никогда не происходит, никогда!

Вот другой ребенок. Он видит, что у старшего брата все хорошо, одни пятерки, и она тоже хочет, как старший брат, но это не срабатывает. Брат старше, умнее. Но у другого ребенка есть еще кое-что. Все дети очень разные. У них разные дары, таланты! И она обнаружила: когда она что-то делает не так – она получает внимание, много внимания! Пусть оно негативное, но зато сколько внимания! Теперь она – козел отпущения в семье. Ее шлепают, наказывают, про нее говорят в семье – и она научилась: негативное внимание лучше, чем отсутствие внимания! И она создает проблемы в семье (второй ребенок портит платье, и мама с папой разворачиваются и все показывают на нее пальцем!)

Очень важно здесь то, что теперь фокус внимания с отца-алкоголика сместился на нее, и папе это очень выгодно! И она научилась: все, что нужно – это просто плохо себя вести! Если первый ребенок компульсивно настроена на достижение цели, то она – компульсивно не-достигает цели! Не хочет, не будет – и все! И этим гордится! И по мере развития зависимости папы этой дочке надо вести себя все хуже! – вот воистину козел отпущения. Весь гнев, злость в семье сливается на нее, она несоразмерна вине этого ребенка! Но семье выгодно, чтобы кто-то стал плохим - тогда остальные будут выглядеть лучше.

(«Козел отпущения» отходит в сторону) – Джерри: «Смотрите, она ушла! Ушла из дому! И правда, никто не в состоянии вынести так долго гнев! ЕЕ обвиняют и в том, что она не сделала! На нее орут в соседней комнате, даже не зная, что она там делает! Она пойдет в банду, будет употреблять наркотики, попадет в секту… Что еще сделать, чтобы вести себя плохо?

Снаружи этот ребенок очень злой. Он нам не нравится! Но внутри – маленький, напуганный, забитый ребенок. Ему очень больно и страшно. Иногда он верит, что если он будет совсем плохо себя вести, все будет хорошо…»

А вот еще одна девочка. Ей тяжело, в доме становится все хуже. Мама вечно в проблемах, старший брат учится хорошо, но это все равно сумасшедший дом! И она тоже уходит, но не как «козел отпущения» - она дома, но ее как бы нет. Она изолирует себя, часто молчит… это потерянный ребенок. Ей одиноко.

Когда она так себя изолирует, ей меньше достается боли. Но она теряет и хорошие моменты, которые иногда все-таки бывают! Ее вечно задирают остальные ребята. Старшего брата не тронь, он рядом с родителями, с учителем; другую дочку только зацепи, у нее нож – а тут делай, что хочешь. (девочка накрывает себя курткой с головой, а ее задирают, она не откликается).

Джерри: «Именно она – потенциальная жертва физического и сексуального насилия. ЕЕ выбирают, поскольку она изолирована и одинока, а потому более уязвима. Она не будет сопротивляться, и никому потом не расскажет. Ближе всего она дружит с домашним псом, или игрушкой, или воображаемыми друзьями… они безопасны и не причинят ей боль.»

«В этой семье каждый человек получает внимание, отнимая его у папы: они болеют, простывают, попадают в беду, т.е. есть неплохой способ привлечь к себе внимание – заболеть! Но у меня болит живот, а они говорят: все нормально! Может, я сошел с ума? Может, у мня ничего не болит?»

Последний ребенок в этой семье нашел иной способ заработать любовь мамы – это стать маминой радостью. Милый, смешной, неуклюжий малыш, если и создающий какие-то трудности в жизни, с лихвой покрывающий их своим милым забавным характером. Вот уж кто никогда не хнычет и не злится! Мамина жизнь с мужем алкоголиком полна страхов и разочарований, а тут такой теплый маленький человечек, и так маму любит (не то, что папа) – как же его не любить?! Подрастет, появится чувство юмора, сглаживающее, упрощающее жизнь, и так радующее всех вокруг! Это клоун, милый добряк, всегда порадует и разрядит обстановку! Но если присмотреться к нему, у него внимательные, совсем невеселые глаза, и он внимательно следит за тем, как вы реагируете на него. Он никогда не смеется в одиночку.

Джерри: « Смешные песенки, смешно, неловко одевается… На пару минут внимание ему – и все смеются! И чем ему хуже внутри, чем больше проблем, тем больше он клоун. Он пристает к старшим, уморительно делает руками-ногами, передразнивает животных, рассказывает взрослые анекдоты детским голоском, так что все взрослые хохочут. В школе он добавляет учителям седых волос, но остальные ребята его поддерживают: давай-давай!… Но внутри он боится до смерти. Ему вовсе не смешно. Он просто зарабатывает внимание, и боится остаться один».

И «герой», и «клоун», и «козел отпущения», и «потерянный ребенок» нужны семье, у них есть своя роль, поддерживающее папино пьянство. Например, «героем»-сыном можно гордиться и думать, что не так уж все плохо, если такой хороший сын вырос, и подхватит он, если нужно будет. «Клоун» снимает напряжение в семье и все переводит в шутку. На фоне «козла отпущения» папино пьянство выглядит вовсе не так ужасно, и папа чувствует себя очень хорошо, обвиняя и поучая такого сына. «Потерянный ребенок» удобен своей незаметностью. Детские роли так ловко вписываются в алкоголизм, что способствуют их продолжению. Более того, когда эти дети вырастут, они воспроизведут в своих семьях те же роли, тот же привычный способ жить. Созависимость рождает только созависимость, разве это странно?

Джерри: «Посмотрите на всю семью. На отца, которого я люблю, мою красивую маму. Мой старший брат мне ближе, чем мама и отец. Посмотрите на остальных сестер, не меня – умирающего внутри и смеющегося снаружи – только ли одному из нас нужна помощь?!»