Первый шаг

Мы признали свое бессилие перед зависимостью, признали, что наша жизнь стала неуправляемой.


Занятие 1.

Бессилие остановить зависимость близкого.

 

Когда в нашу жизнь пришла беда, мы всеми силами старались совладать с ней. В чем беда? – Близкий употребляет наркотики или пьет. Значит, он должен перестать это делать! Вся причина – в нем, и он должен это понять и остановиться. Поэтому мы потратили много сил и времени, заставляя его сделать это: мы объясняли, стыдили, пугали и так далее. Нам казалось, что он не понимает, в какую беду он попал; или ему безразличны наши муки; или что он «махровый эгоист»: ему бы только получать свое удовольствие… Вот сейчас, после очередного «дна» он, наконец, сообразит, какой ценой достигается «его удовольствие» – и выйдет из зависимости как кабака.

Пугая его зависимостью от наркотиков или алкоголя, мы сами не очень-то верили в них, ведь наш-то нормальный человек, он просто должен перестать употреблять. Если надо, мы, конечно, поможем: врачи, психологи… - но потом он должен никогда не возвращаться к употреблению. Это стоило нам всем слишком дорого! Понял? – Конечно, понял. Но наши усилия ничего не изменили, зависимость осталась в нем, и вскоре брала власть: он снова начинал употреблять. В какой-то момент мы уже сомневаемся – а может, он теперь на самом деле такой, и губит всю нашу семью? Отсечь его – но ведь сын, муж, брат… Сколько раз нам чужие люди говорили об этом, но мы не могли поверить до конца: иногда мы снова видим его прежним… И от этого еще страшнее: ожидая встретить родного человека, мы снова и снова бываем преданы им ради употребления.

  1. Приведите примеры Ваших угроз, напоминаний, объяснений того, что употреблять – плохо. Поэтому он должен прямо сейчас остановиться! Как вы думаете, почему это не помогало?
  2. Приведите примеры того, как Вы сами прилагали много усилий, пытаясь остановить употребление близкого. Что Вы для этого делали? Совместимо ли это с Вашими принципами?

В каждом случае напишите, к чему это привело?

  1. Приведите примеры того, как Вы пытались предотвратить начало нового цикла употребления. Почему Вам это не удалось?

Зависимость от алкоголя или наркотиков исподволь подчинила себе всю жизнь сына, или мужа, или дочки. Добывание наркотика или алкоголя, употребление и переживание последствий его – из этого постепенно стала состоять вся их жизнь. Семья, учеба, работа, спорт, друзья, профессия – все постепенно оставалось в прошлом, с сожалениями, или без них.

  1. Приведите примеры того, как ваш близкий все же потерял что-то из перечисленного списка, несмотря на Ваши усилия вместо него сохранить хоть что-то. Будьте конкретны.
  2. Как Вы пытались замедлить развитие зависимости и уберечь близкого от сопутствующих заболеваний (гепатит, ВИЧ, язвы, психозы и пр.)? К чему это привело?
  3. Как Вы пытались – если пытались – сохранить в нем желание продолжать выздоравливать спустя месяцы и годы его трезвости? К чему это приводит?

 

Подумайте над фразой:

Я не смогу одна остановить его зависимость. Это доказано моим опытом и опытом других людей. Я не буду тратить силы и время. Нам нужна помощь, и я буду искать ее.

 

Занятие 2.

Наше бессилие думать и поступать правильно.

 

Жизнь зависимого человека подчинена употреблению. Но и наша жизнь тоже стала подчинена зависимости близкого. От чего зависит наше настроение? Или, лучше сказать, все наши чувства, энергия жить? Чем заняты наши мысли? О чем мы молимся? От чего зависят наши планы на жизнь, и что заставляет их резко меняться?

  1. Приведите примеры такой подчиненности Вашей жизни зависимости Вашего близкого.

Мы все время находимся в смеси напряжения, горя, гнева, ожидании беды и безумной надежды. Меняется лишь соотношение этих чувств. Когда-то тревога и страх захватывают нас целиком. И недаром: начиная от его возвращения к употреблению, через насилие, кражи и аресты полицией и вплоть его смерти – все это рядом с нами. Его зависимость – это горе для всей семьи. Это потерянные ожидания, стыдная тайна, которую мы не всем можем открыть, это почти непрерывная боль в душе. Когда-то эта боль ищет выхода, и мы в гневе требуем, кричим, умоляем, чтобы этот ужас в нашей жизни прекратился! Ведь близкий может это прекратить просто так, больше не употреблять, и все! Начать, наконец, выздоравливать, ходить на группы, поехать в реабилитационный центр, получать помощь! И этого не происходит, и отчаяние снова засасывает нас. Мы все время прокручиваем в голове ужасные сценарии, кажется, что это как-то подготовит нас к беде, которая, несомненно, случится вскоре. Но ужас только нарастает, а к беде, конечно, мы никогда не бываем готовы. Иногда, как некий клапан вдруг открывается, избавляя нас от огромной перегрузки, и мы начинаем верить обещаниям так, как будто никогда не переживали обмана и предательства. «Он же сказал, что его друг попал в беду, и срочно нужны деньги, иначе его больная мать этого не переживет!» - и пропал на неделю, употреблял. Мы надеемся на то, что зависимость исчезла!

  1. Приведите примеры Вашего переживания таких чувств. Как это было?

Нельзя сказать, что мы безумны. Если эти ситуации переживает кто-то другой, мы точно знаем, как надо поступить. Но в отношении своего сознания мы слепы. В своей жизни мы не можем остановить бег созависимого негативного мышления.

Контроль зависимого близкого в надежде остановить употребление или хотя бы не быть им обманутым как раньше – явный симптом нашей созависимости. Знаем, что это не помогает, но остановить себя слишком трудно. Жена алкоголика, возвращаясь домой, ловит себя на том, что  она принюхивается к запахам в доме, и мгновение встречи с мужем будет отравлено ее тревогой: трезв ли? Мама наркоманки исподволь смотрит на шрамы на руках дочери: есть ли новые следы употребления? С кем она говорила по телефону? Почему она закрыла дверь в свою комнату? Даже выздоравливая много лет от созависимости, мы снова и снова обнаруживаем в себе попытки контроля как проявление своей болезни.

  1. Вспомните похожие ситуации в своей жизни. Осознайте результаты вашего контроля зависимого человека.

Спасательство – другой опасный признак нашей созависимости. Ни один наркоман или алкоголик не начал выздоравливать просто потому, что однажды солнечным утром он решил: хватит. Всегда в начале выздоровления стоит какое-то трудное переживание последствий употребления, и оно дает энергию для того, чтобы остановиться – на несколько дней или на всю жизнь. Выздоровление всегда начинается с боли. Конечно, мы не должны создавать эту боль - «отпусти», и зависимость докажет нашему близкому, что ему надо перестать употреблять. Мы можем проявить эту боль зависимому, если он прячется от нее (напр. интервенцией, только настоящей, когда это своего рода расширенный семейный совет, на котором зависимый свободно принимает решение выздоравливать, это не имеет ничего общего с «увозом» пациента сотрудниками некоторых центров). Но если мы каждый раз, когда нашему близкому становится плохо вследствие его употребления, спасаем его от боли ДО того, как он станет готов принять решение – мы губим его.

  1. Как это было в истории Вашей семьи? Каковы были результаты?
  2. Постарайтесь ответить честно: чего было больше в Вашей готовности спасти близкого: заботы о нем, или ВАШЕЙ невозможности оставаться дальше в этой ситуации? О ком было больше заботы: о нем или о себе?

Как и у зависимого близкого, наше здоровье тоже пошатнулось. Бессонницы, постоянный стресс, повышения или понижения артериального давления, проблемы с желудком, с сердцем… Но не только это: разве мы можем найти время на свой отдых, профилактику своих болезней, разве мы думаем о себе?

  1. Какие нарушения в своем здоровье Вы можете связать с постоянным стрессом жизни с зависимым близким?

Если же жизнь, к несчастью, сложилась так, что зависимый человек перестал быть в Вашей жизни: женитьба, развод, не дай Бог, смерть – искажения нашей жизни остаются с нами. Есть печальное наблюдение: женщина, которая развелась с мужем-алкоголиком вследствие его пития, через несколько лет выходит вновь замуж… за другого алкоголика. Разве мы теперь можем любить только того, кого можно жалеть, контролировать и спасать?!

У каждого человека есть главная часть личности – духовная. Говорить об этом трудно, но есть три направления поиска ее в себе. Во-первых, это наша способность отличать хорошее от плохого, что связано с совестью. Во-вторых, это способность к служению, к тому, чтобы отдавать свое дорогое ради того, что вне меня. В-третьих, эта часть соединяет нас с Богом, именно ее красоту видит Бог, когда смотрит на нас. Эта красота есть всегда, но она может быть испачкана, надломлена.

  1. Можете ли Вы заметить духовные искажения в себе вследствие жизни рядом с зависимым близким?
  2. Какие еще искажения свой жизни Вы можете заметить, которые зеркально повторяют искажения в жизни зависимого близкого?

 

Подумайте над фразой:

Жизнь рядом с зависимым близким изменила меня. Я поступаю безумно, потому что я стала созависимой. Пока я в этом безумии, я не могу ему помочь. Чтобы думать и действовать здраво, мне нужна помощь, и я буду ее искать.

 

Занятие 3.

Бессилие любить близкого.

Различение близкого и его болезни.

 

Зависимость изменила жизнь нашего близкого. Когда-то добрый и честный парень, теперь он стал врать в глаза и силой добиваться у Вас возможности употребить алкоголь или наркотик. Его друзья ушли, на их место пришли странные ребята, не смотрящие в глаза, и они – не наши друзья. Мы понимаем, что эти люди используют нашего близкого в своих темных целях, и едва терпим их присутствие. Похоже, что он и сам-то никого не любит, кроме себя самого, и то как-то жалко, подло любит. Раньше на него можно было положиться в самые трудные времена – теперь ждешь от него самого беды. Когда мы приходим вечером домой и поднимаемся на свой этаж, с каждым шагом нам все тревожнее. Что ждет нас за дверью нашего дома? Беда – внутри нашей семьи.

  1. Расскажите, как ваши надежды на то, что близкий перестанет употреблять, рушились одна за другой. Как это повлияло на отношения с ним самим?
  2. Приведите примеры того, как Вы требовали, чтобы близкий изменил свое поведение, а на сама деле им управляла его болезнь, и он был бессилен что-то изменить. В каждом примере докажите, что он был болен.

Может быть, наши отношения с близким стали выражаться формулой: «Если ты перестанешь употреблять, все будет хорошо» = «Если ты перестанешь употреблять, я смогу тебя любить». Оказалось, что мы не можем любить его больным, только здоровым, оправдывающим наши надежды! Если бы он заболел другой болезнью – «приличной» - туберкулезом, раком, не дай Бог, конечно, - мы бы приняли на себя всю муку этой любви. Но наркомана и алкоголика мы любим только выздоравливающего! Не странно ли? Может быть, мы все же не верим в его зависимость?

  1. Можете ли Вы применить к себе последний абзац? Это про Вас? Что Вы об этом думаете?

Если мы научимся различать нашего близкого и его зависимость, мы сможем любить его даже тогда, когда он повернут к нам только стороной болезнью, когда мы не видим его настоящего – но уверены, что он где-то есть. Мы можем любить его как бы в разлуке, ставя этим барьер зависимости в разрушении нашей любви.

В различении личности близкого и его зависимости есть важный момент. Избегайте фраз вроде «я люблю тебя, но твой болезни я не помогаю», в этом случае слова любви звучат как подкрепление своей уверенности не поддерживать болезнь, тогда это манипуляция самым дорогим, любовью, это больно ранит. Если Вы хотите говорить о любви, после нее не должно стоять «но», только твердая точка.

Разумеется, любовь к близкому не означает попустительство болезни. Мы не можем согласиться с тем, что разрушает его и нас, да сверх того и других членов нашей семьи, мы и за них в ответе!

  1. Приведите примеры того, как вы ставили предел разгулу зависимости в вашей семье.
  2. Если Вы можете любить зависимого близкого без условий, без «если он…» - в чем это выражается в Вашей жизни сегодня?

Нам все же стоит помнить, что возвращения прежних отношений в семье ждать не приходится. Нельзя просто вычеркнуть эти годы из жизни. Травма зависимости изменила нашего близкого и нас самих. Он пережил много горя, боли, страха, он совершал ужасные поступки и видел не менее жестокие вещи со стороны. И мы тоже! Похоже на то, что мы расстались с ребенком, а встретились со взрослым, прожившим тяжелую жизнь. Мнение, что, начав употреблять, алкоголик или наркоман останавливается в своем развитии души, верно только отчасти. В чем-то он затормозил в своем развитии: чувстве ответственности, сострадании, терпении, например. Но в чем-то он вырос не по возрасту: переживание смерти, своей возможной и чужой реальной, преодоление страха, опыт страдания, высокая цена любви и дружбы – этого может не быть в жизненном опыте его сверстников. Важное отличие еще состоит в том, что близкий приспособился жить в той болезненной жизни и выработал для этого навыки – а в этой жизни они только вредят. Например, он привык никому не доверять, не раскрывать всю правду о себе. Наконец, болеет ли он, или выздоравливает, в его личности есть место зависимости, и мы иногда можем видеть зависимость даже в благополучные времена.

  1. Какие чувства и мысли вызвал у вас предыдущий абзац?
  2. Как вы думаете, какие аналогичные изменения в вашей личности произошли вследствие зависимости Вашего близкого? Спросите ваших родных, что они видят?

Любя наркомана или алкоголика, мы встречаемся с ним – настоящим, а не с памятью о том подростке, который когда-то попал в беду. Может ли наша любовь принять его таким – сложным? Можем ли мы любить его таким, какой он есть сейчас, а не таким, каким нам хочется его видеть?

  1. Ответьте на вопросы последнего абзаца примерами из Вашей жизни. Постарайтесь увидеть правду, даже если она неприятна. Тогда мы, по крайней мере, будем знать, куда нам нужно идти.

 

 Подумайте над фразой:

Мне надо вновь научиться любить своего близкого. Любовь пострадала от зависимости, и ей тоже нужна помощь. Только настоящая любовь может преодолеть его смертельную болезнь.